W.W.Wordsworth
...А этот милый человек - был раньше добрым псом..(с)
Фэндом: Trinity Blood.
Авторы: W.W.Wordsworth, Мирланда.
Бета: W.W.Wordsworth
Название: Полет Черной бабочки.
Жанр: приключения, мистика.
Персонажи: Уильям, Симона, и какие-то странные люди.
Предупреждение: AU, как и всегда.

Часть пятая. "Пауки в банке".

Яков появился через полчаса. Рыцарь, в неизменных доспехах и с неизменными мечами явился с группой солдат. Вордсворда тотчас же загрузили в автомобиль и отправили в городской госпиталь. Симоне пришлось задержаться и рассказать, что произошло. Бабочку собрали в лоток для изучения, покойников собрали, единственного пленника "задержали". Освободилась она только незадолго до рассвета.
Уильям очнулся от того, что кто-то мелодично хихикал над его ухом. Он открыл глаза и уже было решил, что он в раю. Над ним склонились молодые итальянки в больничной одежде и хихикали, прикрывая рты ладошками. Что их расмешило?
Уилл повернулся и оглядел себя. Он лежал в кровати в больничной пижаме, с капельницей физраствора, который подавался в его вену. Старичок, лежавший на кушетке рядом, пояснил очнувшемуся Вордсворту, что девочки зашли навестить здесь своего приятеля, которого накануне перевели в другую палату, и решили подшутить над ним, спящим, гадая, от чьего поцелуя он скорее проснется.
Уилл скривился "Нашли над кем шутить!" и прикрыл глаза, заснув тяжелым сном.
К Вордсворду Симона пришла только ближе к полудню. Нужно было проверить, что именно с ним сделали местные придурки от медицины.
Мужчина обнаружился бессовестно дрыхнувшим в палате на двух человек. Его сосед, невысокий сухой старичок, пояснил, что он тут как появился, так и спит. Симона решила, что он уже достаточно выспался, и легноко тронула за плечо:
- Вордсворд, подъём. На нас напала Империя, а вы тут дрыхнете.
- Мммм? Какая к черту Империя... - забормотал он. - Подите вон, - он брыкнул ногой и отвернулся к окну.
- Вампиров, какая ещё. Она у нас пока одна. Просыпайтесь, вы проспали уже десять часов, - Симона присела на край кровати. - Так что скоро вам придётся ждать визита моих коллег. Яков уже настрочил жалобу в Рим, и что расследование будет знатное...
- Жалобу? - Уилл подпрыгнул на месте. - Какую еще жалобу?!
Он присел на кровати, утирая рукавом с губ слюну. Выглядел он неважнецки - похудел, под глазами обрисовались темные круги, так что он был похож на классического вампира, только клыков недоставало.
- Успокойтесь, пока ничего. Просто вы застрелили главу местной Инквизиции, так что будет небольшое расследование... Да не пугайтесь вы. Я уже всё своим рассказала, у вас просто возьмут показания и отпустят на все четыре стороны, если вы расскажете сразу и всё. А вы не так уж плохо выглядите для человека, из которого намедни выкачали и вылилось почти полтора литра крови. Дайте-ка руку, - она нащупала пульс мужчины. - Шестьдесят восемь. Ну, можно сказать, нормально. Вас через пару дней выпишут, хотя швы снимут только через две недели.
- Мне бы воды, и я выглядел бы куда лучше, чем сейчас. Обычно в такой ситуации во сне организм сам перераспределяет резвервы, и вся вода, что есть, идет на потребление бациллусами. Хотя бы бутылку с чистой водой, я не откажусь от минеральной или столового компота, - он сглотнул слюну, и кровожадно вперился в Симону, но ему не нужна была её кровь, только вода.
- А я назвала этих милых паразитов в вашей крови тараканами. На паразитов, которые живут в вампирах, они не очень похожи, - Симона хмыкнула. - Радуйтесь, что ваш сосед ушел на свои процедуры. А то было бы очень глупо, так спалиться.
Уильям тяжело вздохнул.
- Это шестая мутация бациллусов, и они сильно отличаются от своих собратьев, - пояснил он Симоне. - Я недовампир - могу регенерировать, но только благодаря воде и очень медленно. Возможно, что кровь метоселан действует сильнее и питает лучше, но я никогда не пробовал ни человеческую кровь, ни какую либо еще. Иногда во мне просыпаются способности метоселан. Однажды в Альбионе я смог одним прыжком преодолеть довольно большое расстояние и оказаться в безопасности. Правда, это всё не подчиняется мне. Бациллусы моей крови способны вызывать едкую химическую реакцию с бациллусами метоселан, вот отчего они гибнут рядом со мной, если кровь уже выпущена из вен. Но мне самому все это не нравится, и я предпочел начать курить, чтобы избавиться от этих паразитов. Правда, от курения они совершенно не умирают.
- Вау! - Симона похлопала в ладоши. - Я вам, мой дорогой друг, рот зашью, и вставлю только трубочку, чтобы вы могли бульончик пить. Хотя, я уверена, вы найдёте способ, как можно болтать. Вы мне, Инквизитору, выложили вот так вот просто столько фактов, что я вполне имею право так сказать, - она усмехнулась, - изъять вас из общественной жизни и поместить куда-нибудь изучаться. И я обязана так сделать. Но тут вам невероятно повезло: в своё время я занималась этими бактериями, но меня нагло с этой хлебной темы спихнули. А помогать своим, с позволения сказать, коллегам, я не намерена. Но выбейте у себя на подкорке, что я - большое исключение. Другой Инквизитор, даже если вы будете с ним дружить несколько лет, и он вытащит вас из адского пекла, без малейших колебаний вас сдаст начальству. Просто потому что вы - важный объект для изучения, без всяких личных мотивов.
- Да ну, какая глупость. Послушайте, а вы не могли одну из своих игл случайно обработать сывороткой правды?
- Нет, это исключено. Этот препарат надо вводить внутривенно, поэтому всё, что вы мне наговорили - это результат вашей безалаберности, - монахиня задумчиво сложила руки на коленях и посмотрела на мужчину. - Так что будьте осторожны, я вас прошу. Потому что, - она ухмыльнулась, - единственный человек, который имеет право вас изучать - это я... Не стройте такое несчастное лицо, я вас есть не буду и мучить тоже. Мне пока хватает тех интересных образцов, которыми вы убили мне совсем новый аппарат тогда в больнице... Хотя пару кубиков крови я из вас выкачаю. Просто как компенсацию за то, что я возьмусь за исследование нашей покойной бабочки и не дам дальше ходу содержимого её желудка.
- Д-даже так? Боже... - Уильям потер лицо ладонями, пытаясь прийти в себя и вернуть ощущение реальности.
Потом он вздохнул и с видом провинившегося бормотнул:
- А кто еще заметил что-то неестественное в этом деле?
- Думаю, Яков уже заметил моё поведение, но вы можете не волноваться. Мы друг друга знаем с детства, так что он милостиво забудет о вас до момента, пока вы не пересечётесь на одной улице по разные стороны баррикад. Или пока вы не слетите с катушек и не вздумаете выпить весь Тибр. Хотя, кто именно при этом процессе отравится первым, вы или эта мерзкая клоака, - Симона поморщилась. Экология столицы человечества была неприятной темой, - Не смотрите на меня. Если бы вы действительно представляли для нас своей кровью какую-то опасность, вы бы оказались в наших застенках ещё месяц назад.
- И все-таки, сколько я вам должен? - озвучил он вопрос, который сейчас трудно было оставить без внимания. Да и потом - вот так просто взять и отпустить его... Нет, это все повторится в будущем, и не раз, если вопрос не решится сейчас же.
- Я же сказала, буду время от времени изымать у вас кровь для опытов, - она пожала плечами. - Свободного времени у меня не так уж и много, поэтому чаще раза в месяц я вас беспокоить не буду... Правда, мне от вас нужна, как вампиру, только кровь, - Симона поморщилась. Всё-таки она была Инквизитором и, несмотря на всю приземлённость, несколько оторванным от человечества существом. Вот что он на неё смотрит? Что она будет его шантажировать? Зачем ей это? Он никакой пользы конгрегации не принесёт, вреда... может, как член АХ, но как часто между ними случаются стычки? Раз в год, самое большее - два. Конфликты между Инквизицией и полицией случаются чуть ли на каждую неделю. Так что - надо вырезать полицейских?... - Вордсворд, что вы на меня так смотрите? Мне от вас, - она начала говорить по слогам, - нужна только кровь. По пять кубиков. В месяц.
- Понимаете... я... Я испортил ход операции. Я его ускорил! Так, если б не я, мы бы с вами прохлаждались на берегу моря, под аркой со львами. Вам бы не пришлось изображать из себя глупую красотку, и получать удары... К тому же я и тогда умудрился влезть и помешать вам. Впрочем, меня одно радует, что за долгое время я смог поухаживать за женщиной. Может не так умело, как следует, но это все же стимул. В общем, я запутался, - честно признался он и помотал головой.
- Ой, велика беда, поработаю пару недель, и снова уйду в отпуск, - монахиня потрогала синяк на скуле. Утром он был насыщенного лилового цвета и шикарно гармонировал с её рясой. Она смазала его "заживлялкой" - так на инквизиторском жаргоне называли бальзам для ускоренного заживления царапин, порезов и ссадин и рассасывания синяков "Солнышко", и ожидала, что уже через пару дней он станет бежевым и вскоре сойдёт на нет, - Ухаживали... Да уж , вы действительно запутались.
- Я могу помочь в завершающей стадии расследования. Я кажется догадываюсь, кто этот таинственный вампир из Альбиона с невестой, - сказал вдруг Ворсвдорт, перестав нерешительно мямлить. Сразу стало видно, что он начал думать, соображать.
- Да? Хм, это было бы интересно. Иначе нашим ребятам придётся проверять вообще всех туристов, которые сюда прибывают, а это трата денег и сил.
- Не придется. Один из них - Алекс Найтделл, посланник Вергилия Уолша. Конечно Салерно не такой уж большой городок, но информация о секте могла просочиться любыми путями, и наверняка в Альбионе узнали о существовании такой необычной секты. Советую проверить, это наверняка он, и скорее всего его визит - неофициальный. Я подозреваю, что он остановился в том же доме отдыха, что и мы с вами, иначе б Аскаль так просто не наткнулся бы на меня. Кстати говоря, мы с Алексом даже немного похожи внешне, у нас обоих короткие и темные волосы. Нас запросто могли спутать.
- Час от часу не легче, - Симона задумалась. Яков, спеша им на помощь, устроил такой переполох, что вся окрестная нечисть должна была помереть от страха. Сейчас, официально Инквизиторы вернулись в Рим, оставив вместо себя деловых ребят из управления внутренней безопасности, которые должны были разобраться с тем, что происходило в местной Инквизиции. Неофициально, столичные Инквизиторы по городу всё ещё рыскали. Интересно, того типа они успели спугнуть? - Ладно, передам эти приметы ребятам... Но вы мне потом объясните, откуда вы знаете этого упыря! - вообще, та же Инквизиция имела вполне налаженные каналы обмена информации со всеми крупными еретиками и вампирами, но официально в этом никто ни под какой пыткой не признается. А этот!...
- Ааа... Ээээ... Ну как же... - Уильям потерял дар речи от такого вопроса. - Понимаете ли... - он начал почесывать затылок. - Я его не то чтобы знаю, и вообще... Я просто знаю, что он работает на наше правительство, вот и все. А вы думали, что я с ним тесно общаюсь?
- Если вы поработаете в Инквизиции с моё, вы будете подушку подозревать в государственной измене,- хмыкнула Симона. - А если серьёзно, то мало ли. Уолши противное семейство. Не то, чтобы я очень информированна в политике, - да, совсем немного, когда тебе регулярно на жизнь, работу и идиотов вокруг жалуется кардинал ди Медичи, - но я бы не сказала, что он положительно настроен не только к Риму, но и к людям вообще. И при этом он очень умён, что делает его и его эмиссаров крайне опасными фигурами.
- Я понял вас, - Уилл почувствовал, как его затылок тяжелеет от боли. - Так когда мне идти давать эти самые... показания?
- Явно не сейчас, - Симона критически посмотрела, как у мужчины подёргивается веко. - Найти альбионца, к тому же, вероятного вампира, не так уж и сложно, поверьте.
- Ладно, - он вздохнул. - Ну и последний вопрос мне вам, - он начинал путаться в словах. - Если вас отстранили от изучения тематики метоселан, то зачем вы будете изучать меня, если вам за это ничего не причитается?
- Мой дорогой друг, вот от вас я такого глупого вопроса не ожидала. Мне это интересно, и у меня есть возможность этим заниматься... Вам воды дать? - не дожидаясь ответа, Симона нагло взяла бутылку с водой у соседа Вордсворда и позаимствовала один из пластиковых стаканов. - Выпейте... Мне просто интересно. Вампиры вообще интересная тема, и многое в них не изучено. Мою работу остановили на... в общем, я занималась проблемой поиска грани между человеком и вампиром... не смотрите так на меня, я не превращала людей в вампиров и обратно. Такими топорными методами работают только идиоты от псевдонаук. Фактически, всё это происходило лишь в пробирках. Могу сказать, я сама три раза "становилась" вампиром. И представляете, меня остановили на самом интересном месте!
Уилл молча пил и смотрел на монахиню большими глазами. Глоток воды придал ему сил, и он даже спросил, загоревшись научным экспериментом:
- Ну так какие вы сделали выводы? И на каком именно месте вас остановили?
- Минутку, - Симона полминуты честно провозилась с передатчиком, передавая сообщение Якову. Пусть разбирается с этим упырём. Приключения - это не её. - Вы ведь знаете, что вампиризм передаётся только по женской линии - фактически, у имперцев именно поэтому матриархат. Яйцеклетки и сперматозоиды бацил не содержат, они попадают в плод из крови матери. Фактически, переходят из одного организма в другой. Из этого напрашивается вывод, что так можно заразить любого человека, но этого не происходит... И знаете, почему?
- Почему же? - Уильям уже меньше хотел спать, хоть и понимал, стоило бы Симоне выйти за порог, как он бы провалился в сон, на горе соседу.
- Клетки человека, прожившего хотя бы полгода, уже умеют вырабатывать антитела против этих бацил. Честно говоря, не знаю, как появились первые вампиры, но, похоже, человечество выработало защиту против новой заразы. Фактически, человеку можно безболезненно переливать кровь вампира - одной группы и резус-фактра. Конечно, некоторое время ему будет не очень хорошо, как спасение при потере крови это не поможет, но после того, как бациллы будут выведены из организма, человек придёт в норму. А вот переливать вампиру кровь человека прямо в вены нельзя, так их можно очень извращенно убить, - Симона задумчиво сложила руки на груди, как ей лучше думалось. - А вот если применить к человеку имунно-подавляющие препараты. то бациллы приживутся и даже почти превратят человека в вампира.... Тут уж зависит от конкретного случая. Я как раз начала заниматься возможностями искусственного заражения бациллами, когда меня отстранили, и мне на некоторое время пришлось забыть про эти исследования.
- Хм, ну вы недалеко ушли от истины, я бы даже сказал, вы идете ноздря в ноздрю с моим отцом. Тогда на приеме у вас я слукавил - мать моя была вампиром, и мне спустя много лет страшно спрашивать у отца, куда он её дел. Вряд ли она ушла сама. А уж он сам занимался мной и моими бациллусами очень долго, хоть и обещал не создавать подобных мне людей больше никогда. Но смерть Уолтера Вордсворта видимо немного помутила его рассудок, так что он не удержался и снова продолжил свои эксперименты. Хотите, когда мне будет чуть лучше, мы с вами сходим на его могилу моего брата? Это недалеко, за городом. Именно там и началось великое перемирие между вампирами и людьми.
- Так вы ещё и упырь! - Симона не удержалась от смешка. Ей уже не терпелось вернуться обратно в лабораторию. Если учитывать, что этот тип дожен был быть природным вампиром, а не искуственным... это же совсем другие исходные!... - Нет, кладбища я не люблю, уж не обессудьте. Я и так слишком часто имею дело с покойниками.
- Нет, это не кладбище. Прах моего брата развеяли по ветру, и от него почти ничего не осталось. Отец говорит, что ему с превеликим трудом удалось получить горстку праха, впрочем, я не уверен, что именно эта горстка обеспечила мой внешний вид. По крайней мере я затрудняюсь сказать, как именно она участвовала в формировании моего организма.
На том историческом месте стоит большой камень, и частыми паломниками там являются именно вампиры. Они еще помнят, как это было. Но я тоже чувствую себя странно, когда оказываюсь там. Мне кажется, что я начинаю каким-то образом видеть последний день из жизни своего брата... И я не упырь, - он упрямо сжал губы. Его злило это прозвище. - Я могу пить кровь людей и даже метоселан, но я никогда не занимался подобным.
- Это профессиональный жаргон, - пожала плечами Симона. - Врачи у нас называются гробокопателями, и, надо сказать, себя я за подобным занятием не замечала. И я не страдаю сентиментальностью. Прах вашего брата меня не интересует, так же, как и места паломничества, будь то человеческие, или вампиров.
- Извините... Вы правы, следует сходить после всего пережитого хотя бы в кафе, а лучше в ресторан. Я здесь знаю парочку хороших респектабельных заведений, - он с надеждой посмотрел на сестру Симону.
- Пожалуйста. За баночку вашей крови, хоть на край света! - фыркнула Симона. - Не смотрите на меня так, это профессиональный юмор. Я ещё не начинала шутить про костры, вампиров и евреев, хотя эти темы у нас пользуются большой популярностью. Сходим, разумеется, как только вся эта буча немного уляжется.
- Вот и отлично! - обрадовался Уилл, натягивая на себя одеяло. - Должна же быть какая-то компенсация за все случившееся. Да и повторюсь, я чувствую себя виноватым во всем этом.
- Ничего, бывали случаи и похуже, - "Домой! В родной госпиталь к придуркам-практикантам и пациентам идиотам!!!" - Тогда когда вы выпишетесь отсюда, можете компенсировать мне ущерб.
- Угум... Ммм... - Уильям отключился, как только его голова коснулась подушки, и силуэт сестры Симоны ему как будто снился.
А когда вернулся сосед, он застал Уильяма все в том же состоянии - сладко спящим.

Уильям привел Симону в уютный ресторан, который своей конструкцией нависал над морем, имел такое устройство, что сидящим казалось, будто они находятся над открытым морем. Впрочем, следовало уточнить у Симоны, не боится ли она, но внезапно Уилл подумал, что это хорошая возможность испытать над ней маленькую, но власть, равно как и помочь в выборе блюд.
Выбор Уильяма не удивил бы Симону, ведь этот ресторан они видели достаточно много раз.
- Забавное местечко, - Симона огляделась. Рестораны она не то чтобы не любила, но и не стремилась в них попасть. Особенно в такие курортные местечки, в которых предполагалось не только есть, но и ещё на что-то смотреть и что-то ощущать. Это было как-то лишнее. Когда ешь - отвлекаться ни на что нельзя, это вредит пищеварению. О том, что в ресторане можно ещё и болтать, Симона не догадывалась.
- Что будем заказывать? - Уилл протянул ей меню, принесенное официантом. - Я могу посоветовать вам вот этот суп из морепродуктов, он достаточно легкий, и принесут его нам куда быстрее чем все остальное. Для легкого перекуса и ожидания других блюд он вполне сгодится.
- Давайте, - Симона кивнула. - Кстати, вашего вампира почти поймали, но там вышли кое-какие дипломатические накладки... Одним словом, ваш друг вернулся в Альбион, а Рим получил за это какие-то блага. Уж извините, подробностей не знаю, но раз это стало возможным, значит, это того стоило.
- То есть Найтделл откупился? - Вордсворт нахмурился. - Что ж, если он все же уехал, то и слава богу.
Он озвучил подошедшему официанту заказ. Когда тот удалился, Уильям пояснил свою радость по поводу отьезда вампира:
- Были у нас с ним одно время столковения, не хотелось бы, чтобы он нашел меня и захотел со мной соревноваться. Я малость не в той форме сейчас.
- Откупился Уоллш. Он счёл своего эмиссара слишком ценным сотрудником, чтобы отдавать его нам. Сами знаете, для вампира, особенно который не представляет особой ценности, выхода из наших застенков нет, - девушка хмыкнула. - Банальная борьба видов... с заведомо обречённой стороной... Так что теперь пока в этом городке вампиров нет.
- Какое счастье! - обрадовался Уилл. - Наконец-то можно будет отдохнуть без приключений. Я еще не отошел от потери крови, да и место укуса побаливает до сих пор. Благодарю, - сказал он официанту, который принес освежающие напитки. - Заметьте, сестра, нас с вами нагло спаивают. Что ж, раз опасности в городе нет, я пожалуй навещу сегодня своего покойного брата. Как вы на это смотрите?
"Мне всё равно"
- Можете, - пожала плечами Симона, разглядывая суп. Странный он какой-то... Интересно, а официанты поняли, что она Инквизитор и успели сыпануть туда стрихина? Так уже было, в одном римском ресторане: официант, брат одного взятого за ересь типчика, узнал её, как офицера Инквизиции и насыпал в суп крысиного яда. Вот он обломался, когда она не только съела и не подавилась, но и устроила ресторану разборку по поводу "попытка отравить офицера Инквизиции"...
- Не удивляйтесь, этот суп всегда здесь такой, из-за специй он имеет такой цвет и запах. А еще водоросли. В общем, пробуйте смело, он вкусный. На конференцию я так и не попадаю...
Он с тоской посмотрел в окно. Будущее было заманчивым и предвещающим множество приключений, а вот настоящее как-то сразу стало обыденным и неинтересным. Впрочем, не успел Вордсворт подумать об этом, как официант принес ему записку. Уильям задумчиво развернул её, попытался вчитаться в витиеватый почерк, но судя по всему, ему не предлагали бутылку шипучего.
- А от кого это? - спросил он официанта.
- Этот господин уже ушел.
- Ну и черт с ним, - махнул рукой Уилл и взялся за свой суп.
- Снова знакомые? - Симона косо - по привычке - посмотрела на записку. К счастью Профессора, бутылка к ней не прилагалась, а то она могла бы даже обидеться. Домой, в родную конгрегацию, где кругом такие же психи, как она и поэтому там так хорошо! - Будут вам ещё конференции, подумаешь... Иногда сидишь на такой, и понимаешь, что просто теряешь время.
- Да, бывает и такое! - согласился он. - Понимаешь, что мог бы рассказать людям куда больше, чем лектор. А это наверное те, кто ждал меня на конференцию. Однажды мы здесь начали перебрасываться записками, как в старое доброе школьное время, ну я и угодил случайно одной даме в бокал. У неё был достаточно влиятельный муж. Что тут было! Пришлось поучаствовать в дуэли...
- За что вы могли вообще быть высланы из страны, - буркнула Симона. - У вас поразительная склонность к необдуманным действиям... И у меня, - монахиня развеселилась, - порой тоже бывает ощущение, что могу рассказать гораздо больше, чем лектор, но вот у меня ещё проблема, что порой раскажешь что-нибудь интересное, а потом свои же коллеги ворчат, что я мучу воду и разбазариваю секретную информацию.
Уилл рассмеялся.
- Ну я думаю, вашим коллегам не составит большого труда сказать, что все это заведомо ложная информация, верно? А насчет выслать - это вы в точку, он как раз начал строчить жалобы в министерство, но я нашел на этого человека компромат и пригрозил, что еще одна жалоба - и пусть пеняет на себя.
- Вы ещё и шантажист! Да уж, когда-нибудь мы доберёмся до вашего АХ и тогда будет весело, - беззлобно улыбнулась Симона. Девушка попробовала суп - вроде, ничего. И привкуса крысиного яда нет. Что ж, жить можно!
- На войне все средства хороши! Давайте выпьем за то, чтобы вы нескоро добрались до нашего отдела!
- Давайте, без вас будет скучно да и искать нового "локального" врага будет трудно. Ну не с казначейством же нам воевать! - девушка согласно подняла бокал.
- Конечно! - бокалы мелодично звякнули. - Все-таки может прогуляетесь со мной вечером, или вы категорически против прогулки с таким маньяком, как я?
- Вам до маньяка ещё расти и расти. Пока вы просто мелкий хулиган, - хмыкнула Симона. - Так что я не против. К тому же сегодня мне лично звонил мой дорогой начальник и просил обратно в Рим не спешить. Мне даже сложно представить, что он там натворил...
- Ну и ну! - развеселился Уильям. - А что там с допросом? Кажется брат Яков хотел поговорить со мной, или это можно благополучно отложить?
- Думаю, раз Яков до вас ещё сам не добрался, можно не дёргаться, - пожала плечами Симона. - В канцелярии покойного брата мои коллеги нашли столько работы, что они, думаю, о вас ещё долго не вспомнят.
- Что ж, давайте по десерту, если вы не против, и пойдем на прогулку. Что предпочитаете - шарики мороженого или что-нибудь к чаю?
- Лучше пирожное, - Симона отложила ложку. - И чай без сахара.

Камень, о котором говорил Уильям, располагался сразу за городом. К нему вела хорошо протоптанная тропинка в высокой траве. Сразу было видно, что это место пользовалось популярностью. У высокого "памятника" без всяческих надписей лежали свежие цветы. Уилл подал руку сестре Симоне, высвобождая её из зарослей вьюнка.
- Вот мы и на месте. Это то самое место, куда я рвался с самого приезда сюда.
- Хм, - место на могилу похоже не было, но всё-равно, неприятное ощущение, которое она чувствовала, находясь рядом с чьим-то захоронением, появилось. Симона могил не переносила в принципе. Одно дело трупы, это бездушные предметы. Другое дело - могилы. Люди их ставят на память, и монахиня на кладбищах остро чувствовала страх смерти. Сейчас это ощущение было не настолько сильным, но всё же неприятным. - Красивое место для могилы...
- Прекрасное, - согласился с ней Вордсворт, оглядывая камень, не изменившийся за много лет. - Представляете, здесь лежит мой брат, который был похож на меня почти как две капли воды. Хотите взглянуть? - он вынул из-за пазухи медальон.
Вокруг никого кроме них не было, и потому они общались между собой не понижая голоса.
- Давайте, - Симона несколько обречённо посмотрела на маленькую фотографию в медальоне. Да уж, если омолодить Вордсворда лет на семь - действительно будут очень похожи, почти как близнецы. - Вы были очень похожи.
- Вот и я думаю, каким образом отец умудрился пристроить прах брата так, чтобы вывести второго Уолтера. Правда он утверждает, что...
В глазах него потемнело. Сначала этому предшествовал удар по затылку, такой, что голова загудела. Уилл со стоном упал на траву.
Когда он очнулся, солнце уже близилось к краю моря. Он был крепко привязан к камню, а вокруг него столпились люди с факелами. Уилл проморгался и нашел взглядом сестру Симону. Её держали двое за руки. Это сразу прибавило Вордсворту духа - еще никому не удавалось без вреда для себя пленить Симону. Откуда-то сбоку послышался знакомый голос:
- Несите хворост. Сейчас он вспыхнет как факел.
- Найтделл?! Какого черта вы здесь забыли? - Воскликнул Уильям. - Вы же уехали!
- Господи, за что ты наслал на этот мир безумие? - вот так вот, без мата, можно было охарактеризовать сложившуюся ситуацию. Когда Вордсворд схлопотал по голове деревянной битой, а Симона якобы "чудом" сумела увернуться и была скручена, она подумала, что они попались банальным грабителям и ожидала картину вытянувшихся рож этих идиотов, когда они из её карманов вытащат инквизиторскую инсигнию и корочки, подтверждающие, что инсигния - именно её.
Но в карманы никто не полез. Зато появился вампир - то, что это упырь, Симона не сомневалась. Защитные линзы и толстый слой солнцезащитной штукатурки - ну кто это ещё может быть. У неё появились кое-какие соображения, а очнувшийся связанный мужчина их только подтвердил. Интересно, ЧТО именно эти двое не поделили, если эмиссар не послушался своего хозяина и так его подставляет?
- Я узнал, что ты здесь, и решил покончить с таким недоразумением, как ты. Твой отец обманул нас, пообещав, что подобные Уолтеру больше не появятся на свете, но вот слова он не сдержал. Побольше хвороста, друзья! Это тебе и за разрушенный круг Хуштуг-Саат.
Уилл потерял дар речи, и только извивался, пытаясь высвободиться из пут. К его ногам складывали охапки сухих веток и травы, поджигая всю эту кучу у его ног.
Уильям заорал, когда первые языки пламени поползли к подолу сутаны, и заскрежетав зубами, рванулся из веревок.
- Та-ак! - сжигать еретиков - это право Инквизиции и никого более, и пусть последнее сожжение было семьдесят лет назад и проведено долбанувшимся братом, которого потом упекли в дурдом лечиться. К тому же этот придурок отбирает у неё такой шикарный научный материал! Этого Симона допустить не могла.
Державшие её за руки люди - а это были именно люди, даже не успели пикнуть. Это было золотым правилом Симоны: любая одежда должна быть удобной, тело - в хорошей форме, а обувь - с железным вставками. Тяжело, но если она в драке сломает пальцы - проблем будет ещё больше. Любой перелом этих конечностей - катастрофа для хирурга. Тот, кто держал её правую руку, даже не успел пискнуть, когда получил носком её туфли прямо в переносицу. Второй, не ожидавший от перепуганной женщины таких гимнастических выходок, сдуру позволил ей встать на ноги и ударить его коленом в живот. Симона ещё и добавила сверху кулаком по шее.
- Я до тебя доберусь! - рычал Вордсворт, словно охваченный бешенством. Он уже наполовину смог выбраться из пут, вот только это б его не спасло, если бы он не поторопился. Сутана начала тлеть, а кожа на ботинках сморщилась от языков пламени.
Он клацал зубами, капая слюной, и вообще изображал собой крайнюю степень бешенства.
- Найтделл, у вас ничего не выйдет!
А тот посмеивался, тыкая в него горящим факелом, и даже опалил ему волосы.
Он и не видел, что вытворяет пленница, а меж тем оставшиеся люди с факелами бросились усмирять её.
Времени на ритуальное приветствие противников, как всегда, не осталось, поэтому Симона, не отвлекаясь от процесса, коротко выругалась. Было ещё четверо. На узкой тропе шансов у них не было. Идиоты мешали друг другу локтями, ругались и явно не знали, что делать. Симоне только и это было нужно. Первый, замахнувшийся было на неё факелом - ну не дурак ли? - лишился руки. Симона выбила ему плечевой сустав, добавила удар в живот и откинул в сторону. Следующий получил своим же ножом в живот, а третий - факелом по голове. Последний достал было английский револьвер, но сделать ничего не сумел. Ещё бы, с тремя ядовитыми иглами в шей.
Ей не пришлось даже прыгать и делать другие акробатические номера. Просто какое-то неуважение к противнику.
Последний противник ещё падал, а Симона уже пыталась оценить обстановку: Вордсворд вопит, дёргается и жарится, а упырь скалится и смотрит на неё. Плохо... Симона понятия не имела, что это за тип и на что он способен, поэтому расценивала свои шансы побить его как мизерные. Конечно, была вероятность что он безрукий дебил, набравший себе таких же безруких дебилов, но это было бы слишком шикарно для неё.
Вордсворт тем временем вырвался из веревок, которые ослабли из-за огня, и натурально вцепился когтями в морду Найтделлу. Факел упал в траву, поджигая сухой вьюнок. Оба противника вцепились друг в друга как хищники, в ход пошли когти и зубы. Найтделл истошно вопил, когда Уильям углублял нанесенную рану и наносил все новые плотными черными когтями, разорвавшими его белые перчатки. Когти были вполовину меньше чем у среднестатистического вампира, но не менее крепкие. Вскоре Найтделл зашелся в агонии, не имея возможности скинуть противника, который еще и вцепился ему в горло.
- А**еть, - Симона сгорбилась, уперевшись руками в колени и покачала головой, глядя на всё происходящее. Происходящее было... весёлым и странным. Ну, правда, два чудовища, горящих и вопящих, рвут друг друга на части. Она даже понять не могла, что именно из этого Вордсворд. Когда стало ясно, что одно из них всё-таки издохло, Симона со вздохом сняла летний пиджак и, за неимением лучшего, принялась сбивать с оставшегося нечто огонь и тлеющие остатки одежды. Судя по кое-каким нашивкам, это был всё же Вордсворд... наверное.
Уильям не желал отцепляться от своего противника и добивал его, стремясь оторвать голову от туловища - ведь только так можно было убить вампира. Правда с его-то арсеналом, далеким от вампирского, провести такую операцию было невозможно. Но вскоре мышцы шеи источнились от горящих бациллусов Вордсворта, и голова Найтделла полетела в последнего противника, подкравшегося к Симоне, как снаряд.
Уилл попытался отдышался, медленно приходя в себя после мучительной трансформации.
- Будет скандал?
- Однако. - слов не было, были эмоции. - И его устрою я! - Симона для верности пнула последнего козла, который хитрожопо подкрался к ней из-за кустов. - Вордсворд, вы на кой чёрт оторвали ему голову?! Вы представляете, какую головную боль обеспечили нашим начальникам? Чёрт, снова придётся разбираться с Паулой!

@темы: альтернатива, FRPG